Влияние режимов продолжительности рабочего времени на устойчивость материального положения домохозяйств работников

Для цитирования
Одинцова Е. В. Влияние режимов продолжительности рабочего времени на устойчивость материального положения домохозяйств работников // Уровень жизни населения регионов России. 2022. Том 18. № 2. С. 201-213. DOI: https://doi.org/10.19181/lsprr.2022.18.2.5 EDN: MXJXRN

Аннотация

В статье представлены результаты исследования влияния режимов продолжительности рабочего времени на устойчивость материального положения домохозяйств российских работников, занятых по найму в организациях, с учётом различий в уровне квалификации работников. Выделены пять вариантов режимов продолжительности рабочего времени, идентифицированных на основе продолжительности рабочего дня, рабочей недели и количества рабочих дней в неделю. Установлено, что наиболее распространённой является модель занятости при стандартном режиме продолжительности рабочего времени – пять дней в неделю при 40-часовой рабочей неделе и 8-часовом рабочем дне. Выявлено, что стандартный режим продолжительности рабочего времени по сравнению с нестандартной продолжительностью рабочего времени при занятости 4 и менее дней в неделю сопряжён с меньшими рисками неустойчивого материального положения домохозяйств работников. Показано, что возможности к обеспечению устойчивого материального положения домохозяйств работников также различаются в зависимости от уровня квалификации работников: более высокий уровень квалификации повышает шансы работников вывести их домохозяйства из бедности и низкообеспеченности. Выявлено, что наличие детей практически лишает работников шансов обеспечить в домохозяйствах устойчивое материальное положение независимо от режима продолжительности рабочего времени и уровня квалификации работников. При оценивании возможностей занятости к обеспечению материального положения домохозяйств проведена оценка глубины неустойчивости, определяемой дефицитом фактической заработной платы относительно её нормативной границы. Установлено, что стандартный режим продолжительности рабочего времени реже предопределяет глубину неустойчивости материального положения домохозяйств работников, связанной с рисками монетарной бедности.
Ключевые слова:
рабочее время, продолжительность рабочего времени, режимы продолжительности рабочего времени, устойчивость материального положения, заработная плата, денежные доходы, неустойчивая занятость, наёмные работники, домохозяйства

Биография автора

Елена Валерьевна Одинцова, ИСЭПН ФНИСЦ РАН; РЭУ им. Г.В. Плеханова, Москва, Россия
кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории проблем уровня и качества жизни ИСЭПН ФНИСЦ РАН; ведущий научный сотрудник Научного центра экономики труда РЭУ им. Г.В. Плеханова

Литература

1. Бобков В.Н., Бобков Н.В. Неформальная занятость: идентификация и векторы преобразования. Дискурс на 14-ой ежегодной Международной конференции Европейской сети мониторинга регионального и местного рынка труда (EN RLMM) (г. Москва, 3–4 октября 2019 г.) // Уровень жизни населения регионов России. 2019. Том 15. № 4. С. 9–20. DOI: https://doi.org/10.19181/99-9836-2019-10078

2. Бобков В.Н., Одинцова Е.В., Павлова В.В. Официальная и неофициальная занятость в организациях: характеристики и влияние на уровень жизни домохозяйств // Труд и социальные отношения. 2021. Том 32. № 5. С. 16–29. DOI: 10.20410/20737815-2021-32-5-16-29

3. Бобков В.Н., Гулюгина А.А., Колмаков И.Б., Одинцова Е.В., Черных Е.А. Мониторинг доходов и уровня жизни населения России – 2020 год. М.: «Фабрика Офсетной Печати», 2021. 116 с.

4. Вередюк О.В. Качество занятости молодёжи в России: анализ оценок удовлетворённости работой // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. 2018. № 3. С. 306–323. DOI: 10.14515/monitoring.2018.3.16

5. Золотов А.В. Об исследованиях закономерного характера, факторов, эффектов и перспектив динамики рабочего времени в современной экономике // Народонаселение. 2020. Том 23. № 3. С. 155–168. DOI: https://doi.org/10.19181/population.2020.23.3.14

6. Кученкова А.В., Колосова Е.А. Дифференциация работников по характеру неустойчивости их занятости // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. 2018. № 3. С. 288–305. DOI: 10.14515/monitoring.2018.3.15.

7. Разумова Т.О., Алёшина А.Б., Серпухова М.А. Баланс семья–работа в условиях изменений качества трудовой жизни // Уровень жизни населения регионов России. 2020. Том 16. №3. С. 24–37. DOI: 10.19181/lsprr.2020.16.3.2

8. Bobkov V.N., Odintsova E.V. Low level and quality of life among economically active population: identification criteria and assessment of occurrence // Economic and Social Changes: Facts, Trends, Forecast. 2020. Vol. 13. No. 5. P. 168-181. DOI: 10.15838/esc.2020.5.71.10

9. Bobkov V.N., Veredyuk O.V. Working hours in Russia: employment models and choice factors. Economic and Social Changes: Facts, Trends, Forecast. 2019. Vol. 12. No. 5. Р. 109-123. DOI: 10.15838/esc.2019.5.65.7

10. Lee W., Lee J., Kim H.-R., Lee Y. M., Lee D.-W., Kang M.-Y. The combined effect of long working hours and individual risk factors on cardiovascular disease: An interaction analysis // Journal of Occupational Health. 2021. Vol. 63. Issue 1. URL: https://onlinelibrary.wiley.com/doi/epdf/10.1002/1348-9585.12204 (дата обращения: 20.02.2022). https://doi.org/10.1002/1348-9585.12204

11. Lewchuk W., Lafleche M., Dyson D., Goldring L., Meisner A., Procyk S., Rosen D., J. Shields, P.Viducis, Vrankulj S. It’s more than Poverty. Employment Precarity and Household Well-being. Toronto: PEPSO, McMaster University, United Way Toronto, 2013. 115 р.

12. Lewchuk W., Laflèche M., Procyk S., Cook Ch., Dyson D., Goldring L., Lior K., Meisner A., Shields J., Tambureno A., Viducis P. The precarity penalty: How insecure employment disadvantages workers and their families // Alternate Routes. 2016. Vol. 27. Р. 87-108.

13. Pega F., Nafradi B., Momen N.C., Ujita Y., Streicher K.N., Prüss-Üstün A.M. Global, regional, and national burdens of ischemic heart disease and stroke attributable to exposure to long working hours for 194 countries, 2000–2016: A systematic analysis from the WHO/ILO Joint Estimates of the Work-related Burden of Disease and Injury // Environment International. 2021. Vol. 154. Article 106595. URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0160412021002208 (дата обращения: 22.02.2022). https://doi.org/10.1016/j.envint.2021.106595.

14. Puig-Barrachina V., Vanroelen C., Vives A., Martínez J.M., Muntaner C., Levecque K., Benach J., Louckx F. Measuring employment precariousness in the European Working Conditions Survey: The social distribution in Europe // Work. 2014. Vol. 49. No. 1. Р. 143-161. DOI: 10.3233/WOR-131645.

15. Salminen S. Shift work and extended working hours as risk factors for occupational injury // The Ergonomics Open Journal. 2010. No. 3. Р. 14-18. DOI: 10.2174/1875934301003010014.

16. Sparks K., Cooper C., Fried Y., Shirom A. The effects of hours of work on health: A meta-analytic review // Journal of Occupational and Organizational Psychology. 1997. Vol. 70. Issue 4. P. 391-408. https://doi.org/10.1111/j.2044-8325.1997.tb00656.x.
Статья

Поступила: 24.02.2022

Опубликована: 15.06.2022

Форматы цитирования
Другие форматы цитирования:

APA
Одинцова, Е. В. (2022). Влияние режимов продолжительности рабочего времени на устойчивость материального положения домохозяйств работников. Уровень жизни населения регионов России, 18(2), 201-213. https://doi.org/10.19181/lsprr.2022.18.2.5